Отдых и туризм: Активный отдых в Украине
 Горный Крым

  Шайтан-мердвен

  В это же время на прибрежном холме возникает укрепленный монастырь - Панеа-исар, а рядом - поселение Ай-Панда и могильник VIII-XIII вв. В 1955 г. там был обнаружен склеп со сводами из туфа, найденные в нем вещи VIII-Х вв. - браслеты, серьги и другие украшения - хранятся в ялтинском музее. В 1996 г. здесь были произведены небольшие раскопки на скале Панеа, обнаружившие остатки раннесредневековой и генуэзской - XIV-XV вв. - оборонительных стен. Расселина на юго-западном склоне холма была перегорожена пятью подпорными стенами, которые в свое время создавали как бы пять широких ступеней, сходивших к морю, в бухту, защищенную развалом глыб и скалами Монах и Дива. На нижней площадке, где хорошо видны руины стены и ворот, обнаружены остатки храма, а вернее - трех храмов, каждый из которых расположен на основании более раннего. Верхний, генуэзского времени, поставлен на обгорелом мраморном полу храма Х-ХIII вв., перекрывшего, в свою очередь, остатки еще более раннего - IХ-Х вв. - храма с мозаичным полом. Сохранившиеся фрагменты мозаики, еще и сегодня поражающие свежестью красок смальты - голубой, синей, зеленой, лимонно-желтой, золоченой, - хранятся в Ялтинском краеведческом музее. Они изображают павлинов, клюющих виноград из чаши; все обрамлено плетенкой, в овальных и круглых медальонах которой изображены цветы, плоды, птицы. По композиции мозаика весьма напоминает херсонесскую (Загородный храм, базилика 1889 г.)

Проведенная в разных местах Панеа глубокая шурфовка показала, что люди непрерывно населяли этот холм по крайней мере с первых веков до н. э.: об этом говорит позднеэллинистическая и римская привозная керамика, залегающая здесь в одних слоях с местной, лепной.

Своеобразная спаренность приморских и горных укреплений продолжается и за Симеизом: Биюк-исар - у села Оползневого и укрепление на мысе Кикенеиз; дальше на запад - Кучук-исар у перевала Шайтан-мердвен и Кастропольская крепость у моря... Горные укрепления стояли заслоном, вторым рубежом обороны местного населения, препятствовавшим проникновению генуэзцев в глубь полуострова.

Вдоль Южного берега существовало несколько проходов-перевалов через горную цепь, известных с древности. Это перевал над Гурзуфом, Василь-богаз у Ялты, Гаспра-богаз в районе г. Крестовой, Эски-богаз над Симеизом, Байдарский перевал. Однако самый замечательный среди них в природно-живописном отношении и к тому же самый короткий путь с Южного берега на плато Яйлы - это Шайтан-мердвен, или Чертова лестница.

Чтобы попасть на Шайтан-мердвен, надо выйти на верхнее старое шоссе Ялта-Севастополь - исключительно живописное, местами вплотную прижатое к почти вертикально вздымающимся обрывам. Практически покинутое транспортом, перебравшимся на более удобную, спрямленную, проходящую ниже новую магистраль, старое шоссе превратилось в идеальное место для прогулки. От села Оползневого надо пройти (или подъехать на местном автобусе) до развилки, где автобус сворачивает влево и вниз; отсюда, продолжая путь по шоссе, через два-три километра приходим к могиле партизан, расположенной слева от дороги. Есть что-то символичное в том, что могила народных мстителей находится почти напротив скрытого в чаще леса горного перевала, который неоднократно служил им в суровой борьбе с врагом, как сотни лет назад служил нашим предкам, бдительно охранявшим родные пределы от незваных гостей.

Постояв в молчании у памятника героям, продолжаем наш путь. Надо быть очень внимательным, чтобы не пропустить поворот вправо на тропу, ведущую в лес, к подножию лестницы. Вскоре становятся заметными остатки старой дороги, когда-то огороженной стенками и укрепленной крепидами. Пройдя менее полукилометра по расселине, подходим к началу Лестницы - собственно, к нагромождению каменных глыб, которое издревле было приспособлено людьми для подъема на плато. В своем исконно-первоначальном виде она представляла собой ряд маршей длиной от 5 до 25 м каждый, круто поворачивавших под углом от 90 до 150-160 градусов. На всем протяжении подъем был пандусным, то есть наклонным, без ступеней, ширина прохода составляла не менее 1,5 м, поэтому лестницей могли пользоваться не только пешеходы, но и всадники, и даже небольшие двухколесные повозки. Длина всех маршей лестницы - 240-250 м и, таким образом, ее с полным правом можно назвать самым коротким путем в предгорья.

Из-за непродуманных выражений некоторых описаний еще с прошлого века бытовало мнение, что лестница "высечена" в скале. Это неверно. Лестница представляет собой гораздо более интересный феномен, где люди решили свою задачу типично "по-таврски": отыскали горный проход, оценили возможности этого удивительного, созданного самой природой сооружения и лишь немного, в отдельных местах, "подправили" его. Благодаря неутомимым исследованиям геолога, участника многих археологических экспедиций по Крыму Л. В. Фирсова, сегодня стало возможно разграничить "дела рук природы" и дела рук человеческих, гораздо менее значительных по объему, но продуманных и экономичных. Кое-где строителям пришлось растащить камни, выложить подпорные стенки - крепиды, иногда достигавшие трехметровой высоты и служившие одновременно основанием для выше расположенного марша. Остатки крепид сохранились всего в трех местах и, судя по всему, столько же их было раньше. Сегодня, когда крепиды полуразрушены, прослеживается ступенчатая кладка их основания - ложные ступени. Поэтому название - Лестница, Мердвен, Скала - следует понимать не буквально, а как образное сравнение зигзагов-маршей горного прохода со ступенями.

По выходе с Чертовой лестницы на яйлу пути расходятся. Дорога, ведущая на север, в село Родниковое (б. Скеля, искаженное "скала" - лестница), проходит по балке Малташ-дере, в переводе с татарского "торговая балка". По мнению Н. И. Репникова, это название указывает, что здесь через Шайтан-мердвен с глубокой древности проходил торговый путь из Херсонеса, Инкермана и Балаклавы на Южный берег. Если повернуть в западном направлении, дорога приведет к селу Орлиному (б. Байдары) и Байдарским воротам. Участок этой, ныне почти заброшенной и известной только местным жителям дороги, проходящей по левому склону крутой балки, представляет совершенно особый интерес: на протяжении почти 5,5 км она выбита в известняке. Высота выемки в скале достигает местами 2-3,5 м; противоположная обочина дороги укреплена подпорными стенами - крепидами, сложенными из крупных глыб без связующего раствора. Дорожное полотно шириной 6-6,5 м в основном проходит по голой скале, дополненной в районе крепид подсыпкой камней и щебня. Заметны глубоко врезанные колеи, отполированные до блеска. Дорога эта, известная с прошлого века под названием Мордвиновской и использовавшаяся для вывозки леса, вряд ли создана предприимчивым графом, хотя возможно, и подправлена им. О ее древности свидетельствует, прежде всего, керамика, рассеянная на всем протяжении дороги: кроме средневековой есть и отдельные находки краснолаковой керамики римского времени. Исследователями высказано предположение, что именно здесь проходила военная римская дорога - via militaris, связывавшая опорную базу римской оккупации Таврии - Херсонес - с занятой и перестроенной ими же крепостью на Южном берегу - Хараксом (Ай-Тодор). На Южный берег эта дорога могла спускаться по более удобному для колесного транспорта пологому перевалу Эски-богаз, над Симеизом, а также по более короткому, пригодному для пехоты и всадников - Шайтан-мердвен.

Еще Кеппен высказал предположение, что при Чертовой лестнице должно было находиться укрепление для защиты этого короткого и стратегически весьма важного пути в предгорья: "систематическое расположение укреплении требовало того, чтобы при Мердвене - известном проезде по примечательной каменной лестнице, - находилась наблюдательная или оборонительная точка. В подтверждение этого Кеппен приводил название близлежащей скалы - Исар-кая, на которой ему лично не довелось побывать. Укрепление на Исар-кая удалось, однако, обнаружить археологической экспедиции под руководством О. И. Домбровского только в 1966 г., а в 1967 г. оно было обследовано и описано Л. Н. Фирсовым. Оказалось, что Исар расположен не на первой, а на второй скале к востоку от Лестницы. Поверхность скалы напоминает нос корабля, приподнятый к западу. Площадь укрепления, составляющая примерно четверть гектара, с восточной и северной стороны обнесена стенами, общей протяженностью 105 м, а с юга н запада ограничена крутыми обрывами. С северной стороны стена имела значительные размеры: кладка и сегодня поднимается на высоту 1,5-2 м, толщина достигает 2,5-2,7 м, а в основании -3 м; судя по мощности каменных развалов, высота стены составляла 6-8 м. Полностью расчищен вход в крепость, находящийся в восточной стене, в 12 м от углового поворота. На территории крепости найдены остатки построек и базилики размерами 3,6 х 6 м с апсидой, обращенной на северо-восток, н с входом с южной стороны, что типично для большинства южнобережных церквей. Внутри она была оштукатурена и расписана, пол был выложен песчаниковыми плитами. Из огромного количества обломков керамики самая ранняя относится к VIII в.: наряду с гончарной и поливной посудой встречается и местная лепная; не исключено, что дальнейшие исследования покажут, что история места началась задолго до возникновения средневекового исара.

На Южнобережье не было крупных населенных пунктов, которые могли бы сравниться с Херсонесом или Мангупом. Кроме "сорока крепостей", упомянутых в XIII в. Рубруком, основная часть которых известна исследователям, существовало множество открытых средневековых поселений: только в окрестностях Гурзуфа их было около десятка, а между Симеизом и Форосом - более тридцати. Очень немногие среди них "дотягивали" до ранга города, или, скорее, бурга: это византийские крепости Алустон и Горзувиты, укрепленные монастыри - Партенит, возможно монастырь св. Ильи в Ласпи. Однако по заселенности, по производимым богатствам побережье вряд ли уступало району юго-западных предгорий с их "пещерными" городами. Неудивительно, что их связывала сеть дорог, шедших через перевалы. "Длинные стены" Главной гряды отгораживали жителей побережья от врагов, но горные проходы, клисуры, бдительно охранявшиеся, в более мирное время превращались в оживленные торговые пути, ведшие в города горной Таврики.